cliff_williams

Журнал Bass Player (США) том 26 № 8 август 2015г. автор: Freddy Villano

 

Для парня, который 37 лет был связующим звеном одной из самых известных групп мира, Клифф Уильямс до сих пор умудряется «сливаться с толпой» других басистов. Его часто критиковали за излишнюю простоту или консервативность для того, чтобы встать в один ряд с великими, но его роль в AC/DC — ярчайший пример того, какими должны быть все рок-басисты.

На сцене Уильямс уступает центр внимания вокалисту Брайану Джонсону и лидер-гитаристу Ангусу Янгу, выходя на передний край сцены только тогда, когда от него требуется подпевать. Его басовые партии освежающе прямолинейны и точны, и никогда не привлекают лишнего внимания, но при этом всегда поддерживают песню. По причине того, что он так спокойно играет свою фундаментальную роль, кто-то может решить, что любой басист смог бы справиться с его обязанностями. Но он все делает на очень высоком уровне: огромное количество нюансов, особое внимание к отдельным нотам, идеальная продолжительность этих самых нот, и обманчиво простые, но при этом крутые грувы. AC/DC утюжат свою публику с 70-х, и Клифф всецело способствует продолжительному и успешному путешествию этого буги поезда.

В конце 2014 AC/DC выпустили «Rock Or Bust», 12 альбом с Уильямсом на басу, и 15-тый в своем альбомном каталоге. Эту пластинку с самого начала окружала атмосфера скандальности. Прежде всего, основателю коллектива, ритм-гитаристу и главному автору-сочинителю Малькольм Янг был поставлен диагноз слабоумие, поэтому ему пришлось выбыть из состава группы и покинуть музыкальный бизнес. Его заменил собственный племянник, Стиви Янг, как на альбоме, так и в турне. Затем, вскоре после выхода альбома, у барабанщика Фила Радда в Новой Зеландии возникли всем известные проблемы с законом, и его пришлось заменить ударником Firm Крисом Слэйдом. Как Стиви, так и Слэйду уже приходилось играть с AC/DC прежде, поэтому на монолитности группы это никоим образом не сказалось.

Продюсировал «Rock Or Bust» Брендан Оу Брайен (он же записал диск AC/DC «Black Ice» 2008), и это доказывает, что неповторимый рок-н-ролл AC/DC продолжает оставаться все таким же зажигательным. Уильямс выдает свои теперь уже фирменные восьминотные грувы со стадионной компетентностью, которая может выработаться исключительно на основе многолетнего опыта работы на самых больших сценах мира. Такие песни, как «Play Ball» и «Rock Or Bust» — классические гимны AC/DC, тогда как кач в «Got Some Rock-n-Roll Thunder» и «Emission Control» сочатся откровенной сексуальностью – еще один обязательный компонент звучания AC/DC сгенерированного Уильямсом и Раддом. Было много предположений, что отсутствие Малькольма приведет эту группу к логическому концу карьеры, но с братом Ангусом у руля, это действительно настоящий рок на выживание.

— Чем отличается игра в связке с Крисом Слэйдом от игры с Филом Раддом?

Клифф: Ясно и понятно, что это два совершенно разных музыканта. У Криса несколько иной стиль исполнения. Можно сказать, что Фил несколько более раскованней, но Крис прекрасно справляется со своими обязанностями. Это никак не сказывается на моей игре; я продолжаю делать свое дело, и это прекрасно сочетается с Крисом.

— Насколько серьезно отсутствие Малькольма сказалось на сочинении и записи новых песен?

Ангус подготовил все песни до того, как мы приблизились к студии. Много чего интересного он взял из набора риффов, наработанных на пару с Малькольмом. С годами у них накопились целые груды пленок с идеями, те записи, к которым они просто не прикасались, не трогали. «Все яйки сложились в одно лукошко» ко времени, когда мы добрались до студии. И Стиви посидел и поиграл с Ангусом до того как мы объединились, тем самым процесс ускорился. Если переходить на личности, то Стиви для меня очень похож на Малькольма, и это его родство, эта схожесть также сказывается на его исполнении. Он играет как Малькольм. Поэтому в этом отношении ничего не изменилось. Та солидность в игре, которая была с Малькольмом, она сохранилась.

— Стиви также успел поиграть с тобой до этого.

Похожая ситуация сложилась в 80-х; из нашего состава выпали Фил, а потом Малькольм. Пришел Стиви, и потом тогда с нами на барабанах играл паренек по имени Саймон Райт. Так что можно сказать, что мы через все это уже проходили.

— Вы работали над новыми песнями, перед тем как отправиться в студию?

Нет. Мы просто появились. Это наше второе «альбомное приключение» с Бренданом Оу Брайеном, в той же самой студии в Ванкувере, в которой мы записали диск «Black Ice». Нам по душе работать с Бренданом; самое главное, что он сам музыкант. Продюсер с прекрасным слухом, знающий как компоновать песни для альбома. Мы этого парня очень уважаем. И при всем уважении ко многим другим продюсерам, Брендан не просто тот самый человек, который дает указания инженерам записи за пультом. Он работник очень практичный, что для нас крайне важно. Мы работали неделя за неделей, без выходных, и Брендан поддерживал рабочий настрой, всех подбадривая. Поэтому базовые, основные дорожки нового альбома были записаны всего за месяц. Просто обалденно, ведь при этом свежесть и новизна сохранились. Одно время, было дело, мы записали в студии месяцами, просто задалбливались играть одно и то же. Поэтому для нас это был хороший, освежающий повторный опыт, и мы сим фактом гордимся.

— Ты играешь просто исключительно, в особенности на песне «Got Some Rock-N-Roll Thunder».

Моя заслуга тут не велика. На демо-версии этой песни Энг сыграл все басовые партии за меня, а потом Брендан взял песню и вырезал басовую партию из всего того, что там Энг наиграл. Я же просто отметился и сыграл по мере моих сил и возможностей.

— У меня такое чувство, что у тебя врожденная способность подчеркивать гитарный рифф, а не просто повторять его. Ты играешь в такой манере и тем самым оставляешь больше пространства.

Так уж получается, и все; я играют так, как чувствую, как считаю правильным для себя. И потом это умение развивалось постепенно, за многие годы игры с этими ребятами – если честно, я просто слушаю, и играю со всеми остальными, вот и все.

— В студии, ты используешь струны с круглой оплеткой. А на концертах?

Десятилетиями, как на концертах, так и в студии я играл на струнах с круглой оплеткой. Мне нравится атака и плотное, жирное звучание таких струн. На витых струнах я играл по молодости, но сейчас они мне не подходят по причине излишней шумности. Дают много дополнительной «грязи» при игре.

— Продолжаешь играть на бас-гитарах модели StingRay?

Да. Это настоящие «рабочие лошадки», и я просто люблю инструменты именно этой марки. Все мои бас гитары StingRay были сделаны в 70-х. Просто они отвечают всем предъявляемым мной требованиям. Смешно сказать, на гастроли с собой я беру пять таких инструментов, но совершенно напрасно (смеется). Все они светлого цвета, и все звучат примерно одинаково, что мне ужасно нравится.

— В составе AC/DC играл ли ты на бас-гитарах каких-то других моделей?

Одно время я играл на басу модели Fender Precision, когда я только пришел в группу. Потом – помните, были такие графитовые басухи без колков на конце грифа, не большие такие инструменты, смахивавшие на зубочистку? Фирма-производитель «Steinberg». Первые гитары с активными звукоснимателями, на которых я играл. Причем мне очень нравилось звучание этих бас-гитар, но вот сами инструменты я возненавидел. Одно время я играл на них в турне, но меня расстраивала их форма, тогда я стал потрошить начинку и переставлять её на бас-гитары модели «P-Bass», которые оказались очень даже неплохими. А еще с течением лет я экспериментировал с басухами модели «Fender Jazz», и «Gibson Thunderbird» тоже использовал, но достаточно недолго. Можно сказать, что я постоянно возвращался к басу «Music Man».

— Я видел, как время от времени ты играл пальцами, но в основном тебя знают как басиста играющего медиатором.

Теперь я очень редко играю пальцами. Опять же, если говорить об использовании струн с круглой оплеткой, игра медиатором дает мне прекрасное чувство атаки.

— Удары по струнам строго сверху вниз или комбинированная техника?

В основном сверху вниз, до тех пор, пока рука не устанет так, что начнет отваливаться (смеется).

— Как ты увлекся музыкой?

Все из-за работы моего отца, наша семья часто переезжала. Я родился в Лондоне, но мы переехали в Ливерпуль так как в этот город мой отец был командирован своей компанией. Тогда мне было лет 11-ть, и в Ливерпуле вся музыкальная жизнь крутилась вокруг фирменного «звучания Мерси». Это было в 1961. The Beatles и The Stones только начинали раскручиваться, и все мои одноклассники хотели стать музыкантами и играть в своих группах, особенно в Ливерпуле. Вот и я поддался общему настроению. В итоге присоединился к одной маленькой школьной группе, и какое-то время играл на обычной гитаре. Потом, к этому времени, подвернулась другая работенка, освободилось место басиста, и я перешел на бас. С тех пор с баса и «не слезаю».

— Твои первые влияния?

Пол Маккартни, и Питер Куэйф из группы The Kinks. Я часто слушал Stax, а также песни групп со звучанием Tamla/Motown, но не сказал бы, что смог бы все это переигрывать. По большому счету, я играл обычный рок-н-ролл и следил за творчеством всех рок-групп 60-х, которые тогда были популярны.

— Многие из наших читателей возможно не в курсе, что до прихода в AC/DC ты сделал карьеру в составе таких групп, как Home и Bandit.

Группу Home мы на пару с Лари Вайсфилдом организовали в 1967. Я окончил школу и вернулся в Лондон. Хотелось мне стать профессиональным музыкантом. После Home Ларри потом играл в группе Wishbone Ash, а еще с тех пор со всеми подряд переиграл в качестве сессионного гитариста. Все так и было вплоть до начала 70-х. Карьера Bandit быстро закончилась, я записал с ними всего одну пластинку.

— Я был заинтригован, узнав о том, что ты играл на песне «Dreamer» группы Home. Музыка совершенно не похожая на творчество AC/DC.

Подходящая партия для этой песни. Зачастую необходимо выбрать лучшую партию для песни, а потом сыграть её максимально хорошо – вот и все дела. Честное слово.

— Как ты попал в AC/DC?

Мне позвонил мой товарищ, один гитарист. Им обо мне рассказали, потом пригласили на прослушивание, и я пришел. Все получилось достаточно просто.

— Ты уже знал о них?

Да, знал. Видел их на выступлении в «Top Of The Pops», по телеку, и слышал о них. В то время о них шла молва по Лондону.

— Какие песни ты сыграл на том прослушивании?

Первая песня, которую мы попробовали сыграть, называлась «Live Wire». В то время мы начинали концерты именно с этой песни. После первого прослушивания, мне дали несколько альбомов, для того, чтобы я разучил свои партии.

— Тебя как-то инструктировали перед прослушиванием, или ты просто играл в своей обычной манере?

Да, просто сыграл так, как обычно. Тогда прослушивание проходил еще один музыкант, Колин Патендер, басист группы Манфреда Манна. Он им просто понравился. Поэтому мне повезло, что выбрали именно меня.

— Первый альбом, записанный тобой с AC/DC «Powerage», но оригинальный басист Марк Эванс утверждает, что сыграл часть басовых партий на этой пластинке. Австралийский автор, Джесси Финк, в своей книге «Янги: Братья создавшие AC/DC» говорит о том, что часть партий также сыграл продюсер Джордж Янг.

Да какое там, вранье, Марк на тот момент давно стал историей. Австралийское посольство в Лондоне откровенно «ебало мне мозги». Я проходил собеседование на предмет выдачи въездной визы, но меня постоянно «прокатывали». Так повторялось раза четыре или пять, а в этот момент ребята уже работали в австралийской студии. Я сказал представителю посольства: «Послушайте, по вашей вине я могу потерять эту работу». На что он мне ответил: «Видишь ли, я не понимаю, почему они не могут найти себе австралийского басиста». Они откровенно искали себе козла отпущения. В итоге я все же получил свою визу, слава богу, и мы записали ту пластинку.

— Помимо Брендана Оу Брайена ты работал с другими продюсерами, в том числе и с Мэттом Лэнгом и Риком Рубиным. Что они могут дать группе давно нашедшей свое фирменное звучание?

Первые альбомы AC/DC принесли им успех в Европе и в Австралии, но вот в Америке группа никогда не была. Первый альбом, записанный нами с Мэттом, «Highway To Hell». Тогда Мэтт был еще молод и начинал свою карьеру. Лэнг – еще один продюсер с прекрасным слухом и музыкальными корнями. Прежде чем переключиться на продюсерскую работу, он был басистом и вокалистом в Южной Африке. Мы записали с Мэттом еще два альбома, «Back In Black» и «For Those About To Rock». Тогда же, он сотрудничал со многими другими группами, например с Def Leppard, и начал находить свое фирменное звучание. Мне кажется, Мал и Энг решили отказаться от услуг Мэтта отчасти из-за того, что его фирменное звучание начало довлеть, превалировать над звучанием группы. Все к этому и шло. Но мы добились с Лэнгом огромного успеха.

— По теме огромного успеха, рок-н-ролльный стиль жизни всегда будет актуален?

Играющий музыкант всегда молод. Да, переезды и жизнь в отелях выматывают, но выступления на сцене стимулируют нас, заставляют продолжать свою карьеру.

— Что можешь посоветовать для наших читателей?

Прислушивайтесь к тем, с кем вы играете – прислушивайтесь к другим. Слишком часто, более молодые музыканты терпят поражение на своем «сольном плаванье». Оставайтесь частью общей команды и слушайте других музыкантов. А также прислушивайтесь к тому, что твориться вокруг вас. И оставайтесь настойчивыми, ведь это прекрасно.

 

Перевод подготовил Дмитрий Doomwatcher Бравый 09/09/15

Поделись: